Социальная и клиническая арт-терапия Переподготовка на психотерапевта Психологическое образование

Интервью с Деброй Фарбер, деканом факультета арт-терапии Школы визуальных искусств

В рамках состоявшейся в ноябре 2012 г. поездки группы российских специалистов в Нью-Йорк прошли переговоры с представителями факультета арт-терапии одного из нью-йоркских университетов - Школы визуальных искусств* - о разработке и проведении российско-американской образовательной программы по арт-терапии в Москве, на базе ИСПТ, а также организации стажировок по арт-терапии в США. Мы попросили декана факультета арт-терапии ШВИ Деби Фарбер рассказать о своей программе и некоторых тенденциях в области арт-терапевтического образования.

Копытин А.И.:
Я хочу задать Вам ряд вопросов, касающихся образовательной программы по арт-терапии, действующей на базе Школы визуальных искусств (ШВИ) в Нью-Йорке. Это возможно поможет людям, желающим повысить свою квалификацию в области арт-терапии или пройти программу профессиональной переподготовки, сориентироваться в возможностях получения такого образования.
Система арт-терапевтического образования существует в США уже в течение нескольких десятилетий. Возможно, за этот период наметились новые тенденции в построении программ и их содержании? С учетом планируемого визита сотрудников факультета арт-терапии ШВИ в Москву и намечаемой программы двустороннего сотрудничества в сфере арт-терапевтической подготовки, думаю, следует акцентировать внимание на отличиях вашей программы от других курсов арт-терапевтической подготовки. В чем, на Ваш взгляд, заключаются сильные стороны и преимущества вашей программы?

Фарбер Д.:
Хочу для начала напомнить об истоках развития арт-терапии в США. Арт-терапия начала более активно развиваться в США в годы Второй Мировой Войны, в послевоенный период. Военнослужащие возвращалось с арены военных действий. У многих из них, говоря современным языком, наблюдались посттравматические стрессовые расстройства, и психотерапевты стремились оказать им помощь. Было видно, что травматический опыт трудно выразить словами, и пострадавшим требовался иной язык для передачи их переживаний, травматических воспоминаний. Так стала развиваться арт-терапия посттравматических состояний, помогавшая пациентам выражать свой опыт иначе, чем в вербальной психотерапии.

Когда такой опыт вначале передавался в изобразительном творчестве, пациентам было затем проще описывать его словами. Тем самым я хотела бы подчеркнуть важную роль работы арт-терапевтов с пострадавшими в результате участия в военных кампаниях. В дальнейшем арт-терапия начала все более активно использоваться в самых разных сферах – с детьми и подростками, в медицине, социальной работе. Таков очень краткий обзор истоков американской арт-терапии.

Что касается системы арт-терапевтического образования в США то она, действительно, существует уже довольно давно. Наша программа на базе ШВИ открылась в 2001 г. Ее основой выступает гуманистическая психология, междисциплинарный подход. Лекции и практические занятия проводят художники, психологи, психиатры, психотерапевты. Большинство из них имеет профессиональное арт-терапевтическое образование. Программа включает 60 кредитов (32 часа в кредите). В процессе обучения мы стремимся показать студентам тесную связь между эмоциями, мышлением и поведением, учим их использовать изобразительные средства в качестве важнейшего инструмента доступа к глубинным переживаниям и ресурсам людей. Мы готовим студентов быть открытыми к встрече с неожиданными проявлениями внутреннего мира человека в его изобразительной продукции, обращать внимание на то, как соотносятся вербальные проявления клиентов с их художественной экспрессией.

Ярким примером может служить использование рисунка в работе с семейными проблемами. Если мы попросим человека рассказать о своей семье, он, возможно, будет описывать социальный статус своих родственников, их род занятий, увлечения и т. д. Если же мы попросим клиента нарисовать свою семью, то при этом очень много ценной информации будет видно по рисунку, например, расстояние между отдельными фигурами может служить индикатором эмоциональной близости между определенными членами семьи или, напротив, их отчуждения. Таким образом, рисунок значительно расширяет наши возможности работы с личностью с людьми самого разного возраста.

Что касается нашей программы, то ее характеризует тесная связь студентов и преподавателей с проблемами современного общества. Директор ШВИ Дэвид Родес всячески поддерживает эту связь, финансируя, например, проводимые на базе ШВИ программы помощи наиболее уязвимым и нуждающимся в психологической и социальной поддержке группам населения. Родес также, по-видимому, является единственным в США, если не во всем мире, руководителем университета, который оплачивает за счет университетского фонда участие студентов и преподавателей в ежегодных конференциях Американской арт-терапевтической ассоциации. Оплачивается также дорога до места проведения конференции. Особенно это относится к тем студентам, которые вовлечены в исследовательские проекты, работая над дипломными работами.

Копытин А.И.:
Я также обратил внимание на то, что подготовка арт-терапевтов на Вашем факультете предполагает две специализации, связанные с оказанием помощи при аддикциях и социально уязвимым группам населения, лицам, перенесшим психическую травму. Насколько типична такая специализация для других университетов, занимающихся подготовкой арт-терапевтов?

Фарбер Д.:
Да, действительно, с самого начала работы факультета у нас действовали эти две специализации, отражающие повышенную актуальность проблем психосоциальной поддержки, лечения химических и нехимических зависимостей и расстройств, связанных с психической травмой и иными патогенными факторами в современном обществе. Мы видим, что аддикции имеют чрезвычайно широкую распространенность. Они представлены в большинстве американских семей. Начиная со следующего года мы собираемся изменить название второй специализации – она будет называться «Арт-терапия психической травмы».

Копытин А.И.:
Почему вы планируете изменить название?

Фарбер Д.:
Работа с социально уязвимыми группами населения будет, конечно же, и далее представлена в учебной программе. Просто мы учитываем остроту проблемы оказания помощи людям с психогенными расстройствами, перенесшими психическую травму. Взять, к примеру, количество людей, пострадавших от урагана Сэнди. Только на территории Нью-Йорка их многие тысячи. В целом число лиц, перенесших психическую травму, чрезвычайно велико. Это могут быть пострадавшие в результате природных бедствий, участники военных действий в Ираке, Афганистане. Многие военнослужащие участвовали в военных кампаниях неоднократно, и травматический опыт у них весьма значителен. Все это определяет необходимость введения новой специализации, посвященной арт-терапевтическуой работе с психической травмой.

Копытин А.И.:
Все сказанное Вами, думаю, в полной мере может относиться к России, где разные формы зависимостей и нарушения, развивающиеся вследствие психической травмы, также чрезвычайно распространены. Мы заинтересованы в развитии сотрудничества с вашим университетом, факультетом арт-терапии. Считаю, что как у вас, так и у нас имеется опыт преподавания и практической работы с этими проблемами современного общества, и мы могли бы сотрудничать в обоюдных интересах.

Фарбер Д.:
Мы приглашаем читать лекции на нашем факультете ведущих мировых специалистов в области работы с психической травмой, в том числе, тех, кто проводит нейропсихологические исследования. На факультете также работают специалисты в области арт-терапии, имеющие богатый опыт работы с посттравматическими состояниями. Было показано, что арт-терапия действительно является эффективным методом для работы с психической травмой.

Копытин А.И.:
Полагаю, что факультет арт-терапии вашего университета имеет тесную связь с визуальными искусствами – уже благодаря тому, что является подразделением Школы визуальных искусств. Вы, по-видимому, уделяете внимание художественным навыкам студентов, стимулируете их развитие? Насколько в программе обучения представлены инновационные виды изобразительной деятельности, включая компьютерную графику, цифровую фотографию и видеоарт?

Фарбер Д.:
Действительно, при поступлении на отделение арт-терапии кандидаты должны иметь определенную художественную подготовку, как правило, не менее 18 кредитов подготовки в области визуальных искусств. Кандидаты также должны иметь не менее 12 кредитов подготовки по психологии. В целом, к нам поступают люди как с художественным, так и психологическим образованием, степенями бакалавра и выше. Хотя важное место в программе отводится сугубо арт-терапевтическим и психологическим дисциплинам, повышение уровня владения разными изобразительными средствами также очень важная часть обучения. Многие студенты проявляют себя как художники. Это помогает им лучше понять связь творческой деятельности с терапевтическими эффектами, и как развивать творческое начало в клиентах. Изобразительная деятельность студентов представлена на всех этапах образовательной программы, в том числе, она тесно связана с практическими занятиями, где используются разные изобразительные техники терапевтической направленности. За период обучения наши студенты также могут бесплатно пройти на базе Школы визуальных искусств любой курс, посвященный той или иной технике изобразительного искусства, например, научиться изготовлению ювелирных или керамических изделий, мультипликации. Это помогает развивать изобразительные навыки. Кроме того, каждую пятницу на базе факультета арт-терапии проводятся открытые студийные занятий. Студенты могут приходить на них и заниматься живописью, лепкой и другими видами изобразительной деятельности.

Копытин А.И.:
Мой последний, возможно, вопрос, касается мультикультурного подхода в программе арт-терапевтичесуой подготовки. Нью-Йорк является перекрестком разных культур, и на факультете арт-терапии, по-видимому, представлен данный подход.

Фарбер Д.:
Мультикультурный подход проникает в любые темы, рассматриваемые в рамках программы обучения. Невозможно проводить оценку творческой продукции представителей других культур с позиций только своей культуры. Развитие межкультурной компетентности является важнейшей задачей подготовки наших студентов. Без этого им будет сложно работать со многими клиентами и их семьями. Культуре, мульткультурному подходу отводится очень важное место в системе арт-терапевтической подготовки на базе ШВИ. Нью-Йорк действительно является «плавильным котлом» культур, а потому мы приглашаем преподавателей, которые могут донести до студентов принципы и практику мультикультурного подхода.

На фотографии: Деби Фарбер и Александр Копытин во время беседы.

Помещения института