Социальная и клиническая арт-терапия Переподготовка на психотерапевта Психологическое образование

Разрешение травмы

Детская травма

  • Верим ли в то, что существуем, и одного этого достаточно, чтобы чувствовать себя хорошими? Или нам для этого надо быть умными или экспрессивными?
  • Верим ли в то, что , что имеем право на свои потребности и на отказ от них? Или их надо сдерживать , чтобы любили, или во что бы то ни стало реализовать, чтобы себя не потерять?
  • Знаем ли, что можем как просить о помощи, так и помогать, - и это естественный обмен со средой, дающий полноту жизни?
  • Чувствуем ли любовь в своем сердце?
  • Внимательны ли к себе как к организму, телу?
  • Даем ли себе право голоса? Не забываем ли, что и другой имеет право на то же самое? Что бывает одновременно два правильных мнения?
  • Умеем ли находиться в паритетных отношениях с партнером, с миром?

Большинство из нас не использует слово «травма», когда рассказывает про свое детство. Когда мы говорим о травме в детстве, мы связываем ее с такими событиями, как болезни, несчастные случаи, потери, а также насилие. Если мы даже говорим себе, что не было никакой травмы в нашей жизни. Но это не значит, что ее действительно не было.

Травма может быть определена, как состояние, которое появляется во время шока вследствие любого существенного негативного события или инцидента, которое заставило нас чувствовать себя плохо, страшно, больно или стыдно. По этому определению мы все прошли через травмы в процессе взросления. И насколько хорошо мы сегодня справляемся в нашей жизни с трудностями, зависит в значительной степени от того , насколько мы готовы осмыслить и признать эту травму.

Неважно, как часто мы пытаемся сказать себе, что прошлое прошло, или списывать свои обиды на детскую инфантильность, убеждать себя, что «ничего страшного с той истории», - прошлое продолжает влиять на нас бесчисленными сознательными и бессознательными способами. Исследования показывают, что, когда мы не можем противостоять и прожить большие и маленькие травмы нашего прошлого, мы застреваем в нашей боли.

И не имеет значения, знаем мы об этом или нет.

Мы можем бороться за отношения, но при этом все равно постоянно воссоздавать прошлое в своей теперешней жизни. Для того чтобы как-то выявит события, которые причинили нам боль, мы должны понять, что травма существует в разнообразных формах и «прячется» в структуре нашего характера.

Психологи часто имеют дело с травматическими отношениями в прошлом, которые не были опасны для жизни, но вызвали значительный эмоциональный отклик. Их можно назвать небольшими травмами, которые имели тенденцию к накоплению и стали хроническими.

Это могут быть случаи домашнего насилия, отвержения, пренебрежения, унижения и насмешек, а также оскорбления и все то, что порождало длительную тревожность.

Наш список травматических воспоминаний может и не быть длинным. Человек зачастую прилагает огромные усилия, чтобы бороться с воспоминаниями и даже не встречаться ни с какими ассоциациями на тему травмы, полученной в процессе детского развития.

Так часто бывает, что мы взрослые люди, говорим себе: «Боюсь, это несерьезно, ты уже взрослый человек, все понимаешь. Мама не хотела тебя тогда обидеть, или у нее были вои «тараканы». Хватит об этом думать, давай живи дальше, не копайся в прошлом».

Что бы там ни было, мы должны помнить, что не важно, как мы относимся к тому или иному событию теперь, а важно, как мы чувствовали себя, когда были детьми, потому что это продолжает влиять на нас через «память тела» и бессознательные следы тех событий.

А это значит, что в поступках, поведении и принятии решений мы все те же, хотя и «Умные», хотя и «объяснили себе все рационально и даже простили своих близких».

Многие вещи, которые происходили тогда в нашем младенчестве и в более поздний период детства, намного серьезнее и страшнее, чем можно себе представить, поскольку ребенок слабо контролирует и влияет на обстоятельства.

Например, многочисленные ролики, которыми изобилует интернет, и которые называются наподобие «Самые смешные дети» могут показаться простительными или даже смешными для взрослого человека, однако для ребенка порой оборачиваются травмой.

Там можно увидеть младенцев, застывших в испуге на резкий звук, прячущихся, когда их «застали» за «нехорошим» делом, детишек, которых родители не поддерживают в какой-то очень эмоционально насыщенной ситуации, а снимают их на камеру, весело хихикая за кадром.

И ладно бы, если бы это было единожды. Но вряд ли родитель, видящий смешное в страдании своего ребенка сегодня, завтра вдруг изменит отношение к детской боли. А душевная боль, как известно, - это высокая концентрация непрожитого аффекта (сильной эмоции). Попробуйте себе представить то же событие, но с точки зрения ребенка.

Вы полагаетесь на большого человека, от которого зависите, и вдруг, когда Вам плохо, он становится «заодно» с надвигающейся на вас опасностью. И вы вдруг понимаете, что ситуация не контролируется никем, происходит нечто странное, и Вы здесь не можете сделать ничего, что могло бы как-то помочь справиться с ситуацией. Что Вы почувствуете? Это потом, гораздо позже, из рассказов Ваших родителей, Вы узнаете «смешную историю» про то, как Вы плакали, оторвав любимой игрушке голову, а она еще и приклеилась криво под ножкой стола, и получился уродец, а Вы были разочарованы и в сердцах кинули ее в кастрюли с супом.

Таких случаев настолько много, что родители почти не помнят их. Но они могут иметь большое влияние на детей. Не стоит слишком ругать себя или своих родителей за такое «травмирующее» поведение. Это неизбежно, и это создает определенный тип характера, дизайн, если хотите. Поэтому мы разные, кто-то в чем-то сильнее, в чем-то слабее. Это естественно.

Но это не значит, что эти ситуации не требуют проработки.

Это значит , что никто не виноват. Чувства вины или обиды, а также горечь, одиночество и разочарование, перенесенные нами в детстве, маркируют темы, проработав которые, можно стать сильнее и независимее перед лицом трудных обстоятельств. Чтобы трансформировать отношение к тому, что пугает или тревожит, справиться с болезненными переживаниями, не надо терпеть.

Как я говорю людям, обращающимся ко мне за помощью, не бойтесь переживать, бойтесь НЕ переживать.

Наши врожденные стратегии выживания предназначены для того, чтобы сохранить нас в безопасности, но, к сожалению, это не делает иногда нас сверхбдительными и остро воспринимающими то, что вполне безобидно, а иногда наоборот нечувствительными к тому, что опасно для жизни.

Так, дети, импульсы которых были остановлены раньше, чем они научились их выражать или осознавать, взрослея, становятся малочувствительными к своим переживаниям и собственным потребностям, им трудно просить о помощи и доверять себе. Они привыкли «отвлекать себя» от трудной деятельности или поступков, требующих сосредоточения и концентрации сил, часто считают себя жертвой обстоятельств, не проявляют инициативы и идут на компромиссы или испытывают трудности с формированием своего мнения и самовыражения. В бодинамическом анализе все это называется ранними структурами характеров. Такие люди более всего подвержены травматизации, поскольку у них не хватает самоощущения, энергии и навыка для того, чтобы вынести свои переживания и импульсы.

Для такого ребенка даже набольших колебаний настроения(возбуждения) может быть достаточно, чтобы почувствовать себя на грани жизни и смерти.

Такое «предчувствие» угрозы характерно для маленьких детей, которые зависимы от родителей и не могут позаботиться о своем состоянии или выживании.

Мы можем сделать вид, что нас не беспокоит то, что в детстве нам не хватало мамы, или что нас «забыли» в детском саду , но опыт может интегрироваться в детское самоощущение, что зависит человека, уже вполне взрослого, чувствовать себя нелюбимым или «не нужным». Поэтому терапия ранних структур характера должна вселять веру в то, что он или она могут быть полностью самостоятельными.

Дети быстро усваивают чувство собственной беспомощности и начинают винить себя в своем травматическом опыте. Этот способ позволял в детстве не чувствовать неприятные эмоции и не брать ответственность (до которой ребенок пока еще просто не дорос) за события, которые «там и тогда» были вне их контроля. Это был достаточно «утешительный» путь, на котором ребенок мог не страдать от того, что ему не хватало безопасности.

Ведь самообвинение гораздо безопаснее той реальности, с которой он мог столкнуться.

Отвержение, насилие, угрозы от близких (особенно от того, кто должен заботиться о ребенке) подобно смерти. Самое страшное, что может пережить маленький ребенок – это видеть угрожающего или ущербного родителя. Так формируется образ себя как беспомощного человека перед обстоятельствами и людьми.

Люди склонные к суицидальному поведению – как правило те, кого научили «не расстраиваться», «держаться», «понимать других» и «уступать», чтобы заботиться о себе о своем состоянии.

В процессе развития ребенок интернализует (усваивает) эти ужасающие события в форме основных чувств - страха и беспомощности – и основных телесных ощущений – подавленности, зажатости, слабости. И их трудно сменить на положительные чувства, то есть «научить» человека другому мироощущению. Внешне такие люди могут вести себя как самостоятельные и сильные, поскольку знают о многих своих проблемах и даже пытаются их преодолевать. Но «отпечатки» детского опыта в виде убеждений, установок и ориентаций влияют на их поведение в стрессовых ситуациях, люди неосознанно подчиняются им в отношениях.

Когда нам не удается разобраться с нашими травмами, мы продолжаем чувствовать вину в нашей взрослой жизни, что мешает полноценно общаться с другими людьми, строить паритетные отношения в паре – с другим, ребенком, мужем, родителями… Проблемы переносятся из одних отношений в другие и очень похожи по своему сценарию.

Пытаясь избегать в воспоминаниях «острых моментов» или постоянно сбрасывая глубокую эмоциональную боль, мы не получаем доступа к пониманию происходящего с нами и заботе о себе, тем самым становясь жертвами нашего прошлого в настоящем.

Когда нет доступа ко всему своему опыту и всем своим воспоминаниям, мы диссоциированы, то есть разобщены. Наш мозг не в состоянии интегрировать события и переживания, вынести ценную информацию для саморегуляции и направить нашу деятельность по оптимальному пути. События сегодняшнего дня могут вызвать у нас чувство опасности, потому что эмоциональные состояния, которые мы не испытывали в детстве и из которых не нашли выхода до сих пор, пугают и вводят в ступор. Все, что остается, - избегать этих переживаний освоенными способами.

Упражнение.
Я рекомендую вам модифицированное упражнение «Дождь», предложенное Д.Корнфилдом, для того чтобы помочь осознанно справляться с этими «вредными привычками». Шаги этой техники включают в себя:

  1. Признание. Сделайте паузу и почувствуйте, что вы чувствуете.
  2. Принятие/осознание/позволение. Заметьте свои чувства, какие бы сильные эмоции не происходили в данный момент.
  3. Расследование. Проживите свой внутренний опыт. Разберите и отметьте ощущения, образы, чувства и мысли, которые возникают. Осознайте импульсы движений, рождающихся в ваших мышцах. Поддержите их, развернув движение.
  4. Разотождествление. Не позволяйте мыслям, чувствам или впечатлениям детства завладеть вашим состоянием. Если возникает воспоминание , знайте, что это память, а не то, что происходит с Вами сейчас, это не является Вами.
  5. Бытие в потоке. Не останавливаете шаг №3 до тех пор, пока состояние не прояснится, и не появится четкое осознание того, что «это был опыт» и теперь Вы можете, в состоянии поступать в своих интересах.

Когда Вы научитесь подходить к Вашим воспоминаниям со спокойствием и любопытством, то с меньшей вероятностью будут срабатывать те ассоциации, которые могут запустить Ваше травматическое состояние. Также Вы гораздо быстрее начнете замечать эти триггеры, отражающие то, что было «там и тогда» и соответствующие по интенсивности прошлому, а не настоящему опыту.

Возможно и Ваши родители смогут отпустить эту ситуацию, когда Вы сами переживете то, что не было пережито в детстве. Если Вы научитесь определять, когда, в каких ситуациях и с кем происходит эта повышенная эмоциональная реакция, то Вы сможете отделить прошлое от настоящего и будете чувствовать себя более спокойно и целостно в каждый отдельный момент.

Часто бывает, что когда мы осмысливаем травматический опыт прошлого, как будто что-то переключается, и мы становимся более уравновешенными и уверенными в себе, способными на принятие решений действия, получаем доступ к разумным и осмысленным реакциям.

Одним из наиболее эффективных методов отделиться от нашего прошлого и взять свою жизнь под контроль – это создать связное повествование, нарратив. Понимание прошлого освобождает настоящее и дает будущее. Правильный процесс рассказывания травматической истории является прекрасным способом осмысления своего развития, обстановки, которая сформировала нас. После этого мы сможем обойтись с результатами нашей детской ситуации наиболее экологичным способом, выводя воспоминания и чувства из глубины на поверхность.

«Правильно» - это в ресурсном состоянии , при поддержке специалиста, в безопасной и доверительной обстановке, опираясь на свои возможности и сильные черты характера, осознавая всю целостность своего опыта – эмоции, образы, ощущения, значения и моторные импульсы.

Задачи, которые не были решены в прошлом, как снежный ком наворачивают на себя новые проблемы и трудности. Создание связного повествования способствует восстановлению творческой саморегуляции. Эмоции и соматические состояния автоматически растворятся, когда встречаются с нашим осознанием, и резко действовать, пусть незаметно для других, но новым способом (вернее старым, но тем, от которого пришлось отказаться во имя безопасности и выживания, еще не или едва освоив). Таким образом, мы начинаем лучше ориентироваться в собственной жизни и получаем ключи к разгадке неразрешимых ранее задач.

Восстановление целостного восприятия с учетом детских травм и сформировавшихся под их влиянием структур характера развивает и углубляет девять важных функций префронтальной коры:

  1. регуляция телесных процессов,
  2. поддержание душевного равновесия,
  3. баланс сонастройки с собой и другими в отношениях,
  4. гибкая реакция на раздражители,
  5. интуиция,
  6. сопереживание (эмпатия),
  7. обработка и оформление эмоции страха,
  8. осознанность,
  9. нравственность.

Хорошая новость состоит в том, что если Вы можете сделать вывод из своего опыта, особенно детского, переосмыслить ситуацию и моторно преобразовать (завершить) остановленные реакции в отношениях с родителями, то Вы можете изменить эти отношения таким образом, что они станут более здоровыми и безопасными. Это возможность того, что другие отношения – с друзьями, с партнерами, с настоящими или возможными в будущем детьми – будут контактными и полноценными и обогащающими для всех участников.

Перепроживание травм развития помогает стать хорошими родителями или партнерами, поскольку возвращает отношениям спонтанность, непосредственность (независимость от травматического опыта) и творческую чувствительность. В противном случае, когда мы отказываемся чувствовать себя, мы не можем почувствовать партнера, услышать и понять его, с уважением отнестись к его проявлениям и потребностям. Все, что остается человеку, избегающему собственных переживаний, - это проекции, манипулирование собой и другими, шаблонность в поведении и чувство беспомощности в ситуациях, требующих концентрации сил. Это также позволяет нам жить более осознанно и лучше организовывать отношения в целом.

Исследования привязанности показали, что работа с травмами развития, компенсация и осмысление нашего прошлого, изживание боли нашего детства является лучшим условием формирования здоровой привязанности с нашими собственными детьми.

Слишком мы часто слышим аргумент, что мы не можем изменить прошлое, так зачем вспоминать его. Однако, если мы не смотрим на наше прошлое, мы, скорее всего, сохраняем негативные впечатления о себе. Эти не соответствующие действительности интроекты и искаженный образ себя ослабляют наши позиции в совладании со стрессами и ограничивают нашу жизненную активность.

К тому же подобное представление о себе как о жертве обстоятельств создает почву для повторной травматизации и психосоматических расстройств.

Повторяя модели поведения, усвоенные с травмами развития, мы не видим партнера и себя в диалоге, что существенно увеличивает риск разрыва отношений или травматизации «об» эти отношения. Все, что мы знаем о нормальной привязанности, учит нас, что не столько то, что случилось с нами, но сколько мы пережили из своего детства, влияет на то, что происходит в наших отношениях сегодня.

В детстве наша биография формирует нас, а во взрослости – мы сами формируем свою биографию. Теперь наш выбор решать – что мы хотим сделать с тем, что из нас сделали наши родители. Никогда, в конце концов, не поздно начать счастливое детство. Мы не можем контролировать то , что произошло в прошлом, но мы можем держать под контролем власть прошлого над нами в нашей настоящей жизни.

Автор: Свиридкина Татьяна Леонидовна
Выдержка из книги «Шагни из прошлого. Руководство по психотерапии травмы»

Помещения института