Социальная и клиническая арт-терапия Переподготовка на психотерапевта Психологическое образование

Системная семейная терапия субличностей

Главное – ладить с самим собой
Вольтер

Многие выдающиеся умы в поисках определения счастья приходили к выводу, что его основа – в гармонии с самим собой, в ощущении верно идущего процесса самоорганизации при реализации заложенного природой потенциала.

Однако каждому из нас известно состояние неопределенности, невозможности сделать выбор или состояние внутренней дисгармонии - когда оба решения кажутся важными, и ни одно нельзя упустить, или наоборот ни одно из решений не подходит. Порадовать себя новой покупкой или сэкономить деньги? Удовлетворить свое вечернее желание съесть что-нибудь сладкое или воздержаться и позаботиться о фигуре? Или даже более серьезные вопросы: оставаться в несчастливом браке, но сохранить полную семью для детей или развестись, следуя за своим желанием, но в качестве последствия встретиться с детскими эмоциями в связи с переживанием ими развода?

Случается и так, что приняв решение, мы продолжаем сомневаться, правильно ли мы сделали. Можно одновременно думать о том, какой я смелый/смелая и винить себя за возможные последствия принятого решения или не решится на поступок и критиковать себя за робость. Словно одна часть нас поддерживает и гордится, а другая винит и сомневается в принятом решении.

Так, ко мне на прием за психологической помощью обратился 20-ти летний (назовем его) Иван. Он описывал сложности, которые заключались в том, что ему было тяжело озвучить свои истинные мысли. Например, его подруга позволила себе неприятные высказывания в его адрес при общих знакомых. Ему было легче отшутиться, чем сообщить ей о том, как на самом деле ему неприятно слышать ее слова, да еще и при всех. А после таких ситуаций он корил себя за неуверенность и отсутствие смелости, за то, что не смог «здесь-и-сейчас» быть настоящим и сказать правду. В обыденной жизни Иван тратил много сил на поддержание бесконфликтного общения. Любой его знакомый оценил бы его как позитивного и веселого человека. Однако, сам Ваня, оставаясь наедине с собой, был грустен и одинок.

Поход к психологу создал для Ивана пространство, где можно было быть собой и говорить, что думаешь. Хотя на это понадобилось время и работа на доверие. Когда мой контакт с Ваней состоялся, он стал делиться подробностями своих переживаний. Я предложила для удобства перейти на язык субличностей, клиенту эта идея понравилась…

ЧТО ТАКОЕ СУБЛИЧНОСТИ?

Психолог Ричард Шварц, работая с людьми с пищевыми расстройствами, заметил, что перед приступом объедания, в головах клиентов звучат несколько внутренних голосов, словно внутри находится несколько личностей. Будучи учеником создателя структурного подхода к терапии семьи Сальвадора Минухина и, опираясь на идею множественности психики, Ричард Шварц создал терапевтический подход, который получил название системная семейная терапия субличностей.

Субличности – это внутренние части нас. Они появляются в различные моменты нашей жизни в сложных, порой травматичных ситуациях. Чтобы справится с подобной ситуацией, психика придумывает новый алгоритм действий (или часть=субличность, которая отвечает за этот алгоритм), который становится в ряд других способов из нашего арсенала реакций. При оптимальной картине человек способен управлять такими частями. Но если у человека есть опыт, когда он не справился ситуацией, субличности перестают ему доверять и начинают жить своей бесконтрольной жизнью, появляясь там, где человек их видеть бы не хотел. Эти субличности стремятся по-прежнему выполнить ту функцию, для которой были созданы – продемонстрировать совладающую реакцию.

….Итак, я стала спрашивать, что происходило с Ваней, в тот самый момент, когда подруга язвила в его адрес при общих знакомых. Оказалось, что он здорово разозлился, но сдерживал злость при себе. Переводя на язык субличностей, одна ванина часть была в гневе на подругу, а другая часть стояла на страже этого гнева и отвечала за то, чтобы злость не вырвалась наружу, и никто ее не увидел. Вспомним, что придя домой, Иван ругал себя. Таким образом, была третья часть, критикующая…

Оказывается, у каждого человека таких субличностей может насчитываться около сотни – это цифра принятой нормы.

…Я спросила Ивана, какая часть приносит ему наибольший дискомфорт, с кем бы он хотел разобраться для начала. Мишенью стала сдерживающая часть.

Чего же хотела эта часть для Вани? Выяснилось, что она реализовывала задачу адаптации. Основные ее намерения заключались в отсутствии конфликтов с окружающими. Очень важно было ни с кем не ссориться, иначе… Здесь самый важный момент: чего же боялась эта часть? Она боялась одиночества Вани и отвержения его приятелями как реакции на высказывание им своего мнения. Эта часть помнит, как одиноко было Ване в школе, когда он позволял выходить злости наружу, конфликтовал с одноклассниками и в результате был отвергнут большей частью класса. Тогда он чувствовал себя «белой вороной», и это был тяжелый период его жизни. Сдерживающая часть не могла позволить ему снова прикоснуться к этим тяжелым чувствам, поэтому принимала решение о поведении Вани вместо него – сдерживаться и молчать!

Обнаружить заботу в действиях сдерживающей части было для Ивана удивительным! Он увидел ситуацию с другой стороны: эта не трусливая часть, это защищающая, предвосхищающая часть. Оставалось передоговориться с ней, чтобы функции защиты от одиночества он взял на себя. Чтобы он сам смог оценивать угрозу ситуации и выбирать адекватное ей поведение.

Надо сказать, что действовать по-новому, по-иному всегда сложно: хотя бы потому, что менее безопасно: результат непредсказуем. Но действия «по-другому» приводят к новому результату. Ваня осмелился сказать подруге, что он чувствовал в той ситуации. Подруга практически не смягчилась, однако это был прецендент, когда Иван сообщил ей о том, как он себя чувствовал и что думал на самом деле. Внутренний критик, видя новое смелое поведение Вани, утих.

В процессе терапевтической работы ядру личности возвращается авторитет, а субличностям предлагается новая сфера ответственности.

Шварц рассматривает субличности как части внутренней семейной системы, предположив, что они подчиняются законам семейного функционирования. Такое понимание открывало особенный взгляд на способы и цели терапевтического вмешательства. Благодаря такому видению в руках психолога оказываются как карта терапевтического процесса с конечной точкой, так и прикладные инструменты достижения этой точки.

В результате прохождения системной семейной терапии субличностей человек научается слышать себя дифференцированно от влияния реактивных частей личности, что облегчает принятие решений и обеспечивает внутренний комфорт и так желанную гармонию.

Автор: Татьяна Рыцарева

Помещения института