Социальная и клиническая арт-терапия Переподготовка на психотерапевта Психологическое образование

Возрастные принципы построения тренинговой работы с подростками

Подростки, как наиболее чувствительная часть общества откликаются на изменения и противоречия современного мира и испытывают явно повышенные нагрузки, связанные с эмоциональными стрессами, с информационными влияниями (информационными перегрузками и противоречивостью информации), многовариантным выбором и закрытостью, отчужденностью взрослого общества. Меняющиеся социо-культурные и экономические условия ведут к тому, что решение традиционных задач взросления разворачивается для подростков в сложных условиях. Возрастные нормативные кризисные изменения, отягченные социальными трансформациями ведут к тому, что достаточно часто подростки нуждаются в психологическом сопровождении и психологической помощи на этапе перехода отрочества. Эта необходимость возникает как универсальная потребность перехода или инициации.

Основой тренинговой работы с подростками является возрастной подход, стержневой целью которого является широкая ориентировка подростка в смыслах и направлениях взросления, построение собственной идентичности. Тренинговая работа позволяет подросткам моделировать и проживать возрастные задачи развития и искать собственный путь обретения тождества идентичности, одновременно получая разнообразную обратную связь от тренера и группы сверстников.

Возрастной подход в тренинговой работе с подростками, традиционно развиваемый в отечественной психологии, на современном этапе включает в себя работу с базовыми противоречиями подросткового возраста. Эти базовые противоречия определяют общую направленность развития современных подростков, и включают в себя следующие:

  • противоречие между социализацией и индивидуализацией;
  • противоречие, порождаемое удлинением периода зависимости от родителей и порождаемый этим противоречием вторичный инфантилизм;
  • противоречие между темпами созревания и социализацией, возможностями сбалансированного включения во взрослость;
  • противоречия между декларируемыми и реальными социальными нормами и ограничениями;
  • противоречие между потребностью в ценностных, мировоззренческих ориентирах взросления и отсутствием социальной поддержки;
  • разрыв между высокими требованиями самопрезентации и внешней активностью, с одной стороны, и потребностью в создании персонифицированного пространства, отсутствием условий для внутренней психической работы, с другой стороны;
  • противоречия между различными компонентами временной перспективы личности;
  • противоречия в структуре личности и необходимости построения гибкой, подвижной личности;
  • смещение гендерных и половых ориентиров взросления и идентификации;
  • изменение психологических функций рискового поведения.

Фундаментальной основой возрастного подхода в работе с подростками является культурно-историческая концепция Л. С. Выготского, который рассматривал отрочество через призму меняющихся интересов ребенка, которые он обозначил как Доминанты. Л. С. Выготский выделил следующие доминанты подросткового возраста: доминанта дали (установка подростка на обширные, большие масштабы, которые для него субъективно ближе); доминанта романтики (стремление подростка к неизвестному, рискованному, героическому); эгоцентрическая доминанта (интерес подростка к собственной личности); доминанта усилия (стремление к сопротивлению, волевому напряжению, преодолению). Глубина понимания Выготским закономерностей развития в отрочестве нашла многочисленные подтверждения в современной практической психологии. Эти возрастные траектории являются продуктивной базой для построения тренинговой работы с подростками. Рассмотрим их общее содержание в контексте современного психологического знания.

Доминанта дали или перспектива будущего особенным образом отразились в исследованиях таких блестящих наших современников как Ф. Дольто и Ф. Зимбардо. Дольто подчеркивает важность «прожектов», направленных в будущее для благополучного развития подростков и характеризует задачу построения этих перспективных планов как терапевтическую. «Прожекты» позволяют подростку моделировать будущее, строить его в соответствии со своим видением, учиться контролировать будущее. Настоящее переосмысливается в контексте будущего и подросток решает вопрос о том, что взять из прошлого багажа в грядущее жизненное путешествие.

Отрочество – это период реорганизации психологического времени личности и формирование представлений о будущем как о необходимой реальности существования, когда отдаленные и не очень перспективы придают осмысленность и наполненность сегодняшнему дню. Субъективная скорость течения времени с возрастом все более усиливается и особое значение для подростка приобретает осознание своей временной протяженности как условия для построения самосознания, совершения жизненно важных выборов и представления о тождественности себе, объединяющей прошлое, настоящее и будущее.

Придумывая и пробуя реализовать намеченное, подросток не оттачивает определенные навыки и не совершенствует отдельные виды деятельности, добиваясь мастерства. Он испытывает будущее в его различных вариантах и себя в этом будущем, рисуя привлекательные образы различных свершений, трансформаций, достижений, как в свое время дошкольник в ролевой игре осваивал социальные отношения, а не навыки вождения автомобиля или рецепты приготовления супов.

Овладение будущим важно для подростков и с точки зрения профилактики и терапии различных зависимостей. Сосредоточенность исключительно на настоящем, без ориентации на будущее, как показывают исследования Ф. Зимбардо, ведет к концентрации на жизненных удовольствиях и потенциальному развитию зависимостей от чувственных переживаний сегодняшнего дня (алкогольной, наркотической или игровой зависимостей). Будущее, напротив, задает вектор ответственности и оценки долгосрочных последствий сегодняшних действий. Ориентация на будущее позволяет подростку продуктивно организовывать собственную жизнь, формулировать реальные цели и стремиться к их достижению.

Тренинговые упражнения, связанные с построением линии жизни, моделированием будущего, осознанием себя в отдаленной перспективе позволяют эффективно решать не только задачи построения временной перспективы личности, но и построения Я-концепции и преодоления кризисных явлений.

Доминанта романтики или стремление подростка к неизвестному рассматривается в современной психологии как возрастная склонность подростков к рисковому поведению. Такие зарубежные авторы как Элкинд, Джессор, Понтон, Деннисон, Донаван подчеркивают в рисковом поведении аспекты развития и становления идентичности подростков. В образ взрослости подростки включают преимущественно необыкновенные, незаурядные действия, связанные с экстремальными ситуациями. Вхождение во взрослость отождествляется для них с рисковым поведением, героизмом, иногда доходящим до безрассудства.

В рисковом поведении как возрастном феномене объединяются и стремление к независимости, и метафоричное воплощение идеальных романтических моделей, и готовность утвердить собственное «Я». А. Маслоу упоминает в качестве последнего препятствия для самоактуализации потребность в безопасности, преодолеть которую можно только ценой риска, мужества, отказа от старых привычек. Для подростков потребность самоактуализации «Я», которое только-только утвердилось и начинает крепнуть, находится на первом рубеже развития.

А .Г. Лидерс, один из основателей возрастного подхода в психологической работе с подростками, предлагает включать в тренинги «испытания», - упражнения в которых предлагаются сложные для подростка физические и психофизические действия. Эти «испытания» становятся движущим механизмом выхода личности подростка за пределы своего Я. Этот механизм «микропоступков» одновременно содержит в себе вызов собственной личности, элемент риска, но риска разумного, ответственного и адекватного возрасту, где формальная рисковая сторона действия является лишь формой для воплощения внутренней содержательной развитийной модели риска преодоления привычных (отчасти детских) границ собственного Я и границ восприятия мира.

Эгоцентрическая доминанта и интерес подростка к собственной личности получили развитие в исследованиях эгоцентрической доминанты Д.Элкинда. Исследуя феномен центрации подростков на своей личности, Элкинд делает акцент на множественных психофизиологических изменениях, происходящих с подростком, что неизбежно ведет к сосредоточению на внутреннем мире, вниманию к своему Я (телесному, коммуникативному, духовному и т.д.).

Первым компонентом эгоцентризма, по Элкинду, является «Воображаемая аудитория» («Imaginary audience»), когда подросток переживает ощущение всеобщего внимания и ведет себя «как на сцене». Эта аудитория создана представлениями самого подростка, а следовательно, она знает о нем все. Подростки переживают, что окружающим бросается в глаза их неловкость, нескладность фигуры или какие-нибудь другие, чаще всего мнимые, внешние дефекты. В эмоциональных представлениях подростка «зрители» замечают все слабые места в его внешности или поведении. Эти реакции не связаны с ситуацией и не заданы контекстом взаимодействия, поэтому подростки часто ведут себя не адекватно и слишком демонстративно.

Другой компонент эгоцентризма – «Личный миф» («Personal fable») - отражает веру подростков в уникальность своих переживаний и также вытекает из особенностей развития аффективной сферы. Если мышление подростка находится еще в процессе дифференциации от мышления других людей или источников информации и подросток не всегда может отличить предмет своего мышления от предмета мыслей других, то дифференциацией собственных чувств подросток владеет достаточно хорошо и концентрируется на оценке, рефлексии и переживании собственных чувств. Эти чувства подросток рассматривает как уникальные и, по сути, недоступные никому другому.

Тренинги с подростками предполагают выраженный элемент театральности, демонстративности, самопрезентации. Так, А. Г. Лидерс успешно включал в группу, помимо участников подростков, зрителей как обязательных членов групповой динамики, регулирующих эмоциональные проявления, подпитывающих эгоцентризм и усиливающих интенсивность обратной связи подросткам.

Доминанта усилия, стремление к сопротивлению, волевому напряжению и преодолению в реальных отношениях подростка с окружающими проявляется в первую очередь в отношениях с родителями, близкими взрослыми. Стремление к сопротивлению – один из источников кризиса как процесса эмансипации и присвоения взрослости. В современной психотерапии эта задача рассматривается в аспекте преодоления созависимых отношений.

Концентрация на рефлексии собственных чувств и самоотношения, дифференциация родительских установок и собственных ценностей, проявление и принятие различных сторон своего Я, - вот те немногие примеры упражнений, направленных на сепарацию от родителей и построение собственной, целостной, здоровой идентичности.

Важным в этом процессе является и образец хорошо сепарированного взрослого (тренера), способного продемонстрировать модели независимого (в психологическом смысле), ответственного поведения, показать приемы укрепления границ личности и возможности быть близким с другими людьми без слияния. Важно, что микропоступки совершает в ходе тренинга и ведущий. С. Л. Рубинштейн характеризовал «воспитательный поступок» следующим образом: «… это поступок, предназначенный для других, который должен отвечать требованию – стать реальным условием надлежащей человеческой жизни других людей».

Таким образом, в подростковом возрасте доминанты интересов становятся одним из действенных ориентиров в психологической работе и определяют динамику кризисного движения от периода разрушения и отмирания старых интересов к этапу реалистического, смысложизненного выбора новых устойчивых интересов в связи с формирующимся мировоззрением.

Автор: Авдулова Татьяна Павловна

Помещения института