Социальная и клиническая арт-терапия Переподготовка на психотерапевта Психологическое образование

Что нужно терапевту, чтобы не произошло эмоционального сгорания?

Экология специалиста, работающего с психологической травмой

Помимо обучения клиента безопасному контролированию своего состояния, обращения с ресурсами и травматическим опытом, мы уделяем особое внимание также безопасности самого терапевта, работающего с травматическим опытом, с человеком, пережившим травматический опыт.

Что значит безопасность самого терапевта? Я не говорю о проработанности, о достаточном количестве терапевтических часов, пройденных лично самим травматерапевтом, - это требование любой психотерапевтической школы. Важно обучить экологичному обращению с собой, привить профессионалу, работающему со сложными жизненными ситуациями, привычку к заботе о себе.

В этой статье я уделю внимание теме выстраивания терапевтических отношений, наиболее грамотного способа организации границ в контакте. Поскольку только такой терапевт может обеспечить правильное качество близости терапевта и клиента в сессии и безопасное пространство для трансформации травматического опыта.

Будут описаны техники, которые я лично использую в своей работе, такие как заземление, центрирование, отслеживание дыхания и свободный вход и выход из контакта во время терапии. Также за рамками этой статьи в качестве моих рекомендаций остается правильное питание, режим и духовные основания.

Под духовными основаниями я понимаю мировоззрение, основанное на открытом отношении к клиенту, мировоззрение, подразумевающее любовь к ближнему. Оно также обеспечивает здоровье терапевта, который работает со сложными темами.

Как уже отмечалось, люди, перенесшие травму, неэкологично обращаются со своими и чужими границами. Начиная работать с ними, необходимо позаботиться о собственной сохранности.
Это может быть:

  1. принятие того факта, что в их реальности это единственно нормальный способ построения контакта;
  2. работа с собственными границами;
  3. «санкции» против нарушения ваших прав или вашей безопасности;
  4. повышение собственной чувствительности;
  5. добавьте сами по крайней мере один пункт.

Терапевту важно следить за собственной открытостью, так как в этом состоянии мы можем действительно хорошо помочь, при этом не задев свои уязвимые стороны. Если мы открыты, нам не приходится терпеть, мы сохраняемся, поскольку осознаем себя в целом, с наиболее значимыми реакциями тела и психики. Осознавая свои потребности и причины дискомфорта (если таковой случается), мы можем позаботиться о себе самостоятельно или обратившись за помощью. Мы не противопоставляем себя клиенту, не сопротивляемся его воздействию на нас, а реагируем, отвечаем на его самовыражение, каждый раз гибко регулируя границы для обоюдной безопасности рабочей атмосферы на сессии.

Если терапевтом часто движет потребность в удовлетворении своих профессиональных амбиций (когда он ставит перед собой цель быть всегда успешным, не ошибающимся специалистом), эта потребность может стать невротической. Она не позволит терапии быть живой и контактной. Клиент встречается в лице такого терапевта с непрошибаемой стеной гордыни и целеустремленности, не отражаясь, как положено в качественном терапевтическом «дородительствовании», потому что такой терапевт не видит клиента.

На достижение успеха можно потратить уйму сил и энергии в ущерб эмпатии, но так и не стать совершенным, поскольку любой профессиональный рост сопряжен с экспериментами, поиском себя, а, значит, неизбежны и ошибки.

Плюс к этому, подобное отношение к своей работе опасно нервным истощением и профессиональным выгоранием.

Другой вопрос, что путь становления терапевта, особенно травмотерапевта, требует постоянного анализа и рефлексии. Психолог в своей работе время от времени встречается с трудностями, связанными с собственными внутренними конфликтами и слепыми пятнами. Поэтому невозможно преувеличить важность личной терапии специалиста и супервизии.

Как в том анекдоте: « После встречи со мной мой психолог записался на прием к своему психологу».

Повторюсь, чтобы было понятно, что такое открытый контакт:

  • Терапевт присутствует во время сессии всем своим существом: мыслями, переживаниями, поведением.
  • Терапевт доверяет своему клиенту как индивидуальности со своим уникальным опытом, не пытаясь навязать своего опыта, своих выводов, «правильных установок».
  • Терапевт, наблюдая механизмы, сопротивление клиента, воспринимает их не как недостатки ограничения, а как необходимую меру заботы о своей безопасности, заслуживающую уважения (только сам человек решает, нужно ли ему менять привычки бытия, и способен ли он на это).
  • Терапевт телесно включен в терапевтический контакт и замечает моменты контрпереноса и резонанса.
  • Терапевт живо реагирует на происходящее, то есть не игнорирует того, что с ним происходит во время сессии.
  • Терапевт не считает себя экспертом в ситуации своего клиента, а помогает достичь ему ресурсного состояния, из которого тот может интегрироваться, осознавать происходящее с ним, деятельно отвечать на требования среды и свои потребности. В противном случаи, будет происходить вторжение в святая святых человека, обратившегося к нам за помощью, и, кроме вреда, мы не принесем никакой пользы.
  • Терапевт осознает свои «трудные места» и прорабатывает их личной терапии или супервизии.

Это я считаю главными условиями эффективности любого терапевтического подхода.

Перемещение ожиданий с того, что мы работаем вместе с нашим клиентом, на то, что мы должны хорошо работать, приводит к тому, что эффективность работы снижается, напряжение возрастает.

Важно научиться получать удовольствие не от результата, а от процесса. В терапии целителен сам процесс, сам контакт. И это очень интересно и творчески, поскольку дает «родиться в терапевтическое пространство контакта» инсайтам (открытиям) и отношениям с реальностью.

Самая поразительная новизна на сессии – в риске встречаться с тем, что сейчас происходит друг с другом «здесь и теперь» в новых условиях, безопасных и доверительных. Терапевту важно научиться реагировать спонтанно(то есть непосредственно своими фантазиями, опытом, знаниями) на то, что случается на встрече.

Каждый терапевтический ход должен рождаться из актуальной потребности, а не из идеи о методе и запасе техник. Быть живым - самая новая, творческая вещь, самое необходимое условие работы. Особенно чувство исцеляющего контакта – встреча по поводу друг друга и собственных переживаний.

Все это можно отнести и к ведению терапевтических групп. Абсолютно каждый пункт. Один момент, который важно учесть на группе: нельзя находиться в контакте с несколькими людьми одновременно. Только попеременно. Поэтому общаясь с участниками группы , обращаемся не к группе, а к каждому человеку отдельно: к одному, потом к другому, потом к третьему и так далее.

Хочу обратить Ваше внимание на такую хорошую новость: всегда есть время и место для эффективной рефлексии. Зрелый терапевт учится и лечится об кого угодно, то есть в любом контакте находит материал для обнаружения себя и получения инсайтов.

Если к нам приходит человек с расстройством не травматическим, а психотическим, их бывает сложно отличить на первый взгляд. В этом случаи вспоминаем золотое правило терапевта: первым делом надо позаботиться о себе, а затем о клиенте.

Помните, как в самолете: «В случаи разгерметизации наденьте сначала маску на себя, потом на ребенка».

Иначе процесс выйдет из под контроля и может стать реально опасным для обоих. Психотические проявления для не-психиатров бывают настолько впечатляющими, что у них может как будто сбиться «точка сборки» и они начинают «заражаться», сливаются с клиентом. В отдельных случаях таких клиентов можно вести параллельно с психиатром, но всегда надо помнить про:

  1. Заземление. Хорошо у себя в кабинете иметь набор травматерапевта, в том числе иглоаппликаторы Кузнецова. Как только понижается чувствительность, класть их под ноги, это очень хорошо оживляет. Даже просто сидя на стуле, можно пошаркать ногами по полу.
  2. Центрирование, ощущение единства тела вдоль позвоночника, дыхание, горизонтальную восьмерку и другие способы почувствовать свои границы.
  • Легкое раздражение.
  • Роль спасателя; перестаешь себя различать в профессиональном и личном поле.
  • Соматизация (напряжение, слабость).
  • Обесценивание клиентов(сначала родителей, а затем и детей). Они как бы сливаются в одну физиономию: непослушные беспомощные, отвратительные.
  • Профессиональный цинизм, ощущение, что главный – ты, а не они (кажется, что это защищает).
  • Негативное отношение к клиентам («Все клиенты - сволочи»).
  • Тяжелая соматизация, заболевания. Как правило, здесь симптоматика друг с другом не сочетается , как при обычных заболеваниях, снижается иммунитет.

Уважаемые коллеги, если вы заметили у себя какие-либо из этих признаков, договоритесь о встрече со своим супервизором или психотерапевтом. Даже самым сильным из нас иногда требуется помощь.

Автор: Свиридкина Татьяна Леонидовна
Выдержка из книги «Шагни из прошлого. Руководство по психотерапии травмы»

Помещения института